В сибирском интерьере цвет жизненно необходим

В июне главный архитектор архитектурного ателье "Рим", почетный архитектор России Ольга Кулагина по приглашению салона стильной мебели "Монблан" съездила в Германию на знаменитую фабрику по производству кухонь Nolte. Об особенностях немецкого производства и менталитета Ольга Ростиславовна рассказала корреспонденту "КВ" Анне Мишиной.

– Ольга Ростиславовна, вы не сомневались, что поехать стоит?

– Эта поездка стала для меня совершенной неожиданностью. Оформление интерьеров – это не основная моя деятельность, но одно из любимых занятий, и когда ко мне обращаются хорошие, достойные люди, я с удовольствием с ними работаю. Когда от салона "Монблан" поступило предложение съездить в Германию, сначала я колебалась – раньше отношения с этой страной у меня как-то не складывались. Все же решила не отказываться, потому что, несмотря ни на что, к Германии меня всегда тянуло. Я чувствую, что во мне, русской и бесшабашной, остро не хватает "внутреннего немца" – для баланса.

– Вы были на фабрике Nolte. Раньше с этими кухнями вы были знакомы? Завод произвел впечатление?

– Я делала несколько интерьеров с кухнями Nolte, но глубоких знаний о производителе не было. Предприятие оказалось грандиозным! Мы увидели производство, где выпускается 750 кухонь в день, но работает не очень много людей. Это настоящий завод-автомат: движущиеся, вшитые в полы трассировки, роботы... Как промышленный архитектор, я неравнодушна к таким вещам.

– Как вам сама мебель? Типичная немецкая консервативность свойственна Nolte?

– В шоу-румах мы увидели новые разработки Nolte. Это отличные современные тренды: широкие фасады с малым цоколем, позволяющие менять емкость конструкции, великолепная эргономика. Серия в матовом лаке представлена четырьмя видами фасадов – от простого гладкого до умеренной классики. Кухни поразили меня своей "сделанностью", огромным количеством придумок, но, как архитектору, мне в первую очередь интересна была цветовая гамма. У Nolte я увидела приемы, не характерные для немцев. Как правило, их кухням свойственна ограниченность в цвете, монохромность – много серого, черного, коричневого, бежевого. И в этом есть смысл, ведь в бытовой культуре Германии заложено представление о том, что мебель не должна довлеть. Если нашим заказчикам хочется проявить себя в каждом предмете, то у них на первом месте добротность. У Nolte же цветовые возможности очень широкие.

– Какие именно?

– Кухни представлены в холодной и теплой гаммах. Это сложные, проработанные дизайнерами и психологами цвета, которые позволяют использовать в интерьере приемы не только графики, но и живописи. Для нас это особенно важно, потому как в сибирском интерьере и климате цвет жизненно необходим. Не зря неотъемлемой частью нашей истории являются лубок, ярмарка, сочные цвета в одежде и убранстве дома.

Теплую гамму (красный через желтый к серому и белому) для себя я назвала "испанской", но она позволяет работать и в этностиле. Влияние Азии и Африки на мировой дизайн все более заметно, а цветовые решения Nolte позволяют не напрямую копировать этнические стили, а создавать ассоциативные, тонкие, индивидуальные вещи. Особо приятно, что это матовый лак – практичный (пальчики не остаются) и смотрится очень изысканно. Кухня в холодной гамме (градация синего) – находка для небольших помещений. Правильно покрасив стены, можно значительно углубить пространство и создать спокойный, благородный интерьер.

– Что вы скажете по поводу функциональности мебели?

– Каждый сантиметр кухни прочен и работает, а сама она напоминает конструктор "Лего": все детали свободно компонуются друг с другом и допускают десятки вариантов планировки в рамках одной коллекции. Шкафы могут быть разной ширины и любого цвета, и здесь все зависит от мастерства автора проекта. С Nolte можно свободно выполнить переход из одной жилой зоны в другую. Навесные стеллажи, полки всевозможных цветов позволяют кухне гармонично перетечь в столовую, столовой – в гостиную. Шоу-румы, в которые, надо отметить, вложено много архитектурной и дизайнерской мысли, демонстрируют, как в лаконичных кухнях Nolte с помощью предметов, посуды можно менять настроение. А ведь это одна из главных задач кухни – создавать настроение. Для нас кухня – это священное место, где мы не только готовим пищу, но и живем: разговариваем о мелочах и обсуждаем самое важное, собираемся за чашкой чая и бокалом вина, размышляем в тишине.

– Есть детали мебели и самого производства, которые вам особенно запомнились?

– У Nolte чудесные материалы, техника, фурнитура. Шкафы открываются без ручек, мягко и бесшумно. Конструкция мойки очень гигиенична: грязь легко вычищать, она не скапливается. Мне очень понравились их столешницы из многослойного пластика. Это намного лучше и прочнее искусственного камня, который в России популярен. В одной из коллекций используется и настоящий африканский камень – очень дорогой, мощный, "сочный" по ощущениям. Эта намеренная брутальность при легкости самой кухни демонстрирует всю красоту и силу камня. Таких функциональных деталей и дизайнерских находок огромное количество, о каждой можно долго рассказывать.

У немцев мелочей нет. В ходе экскурсии нам показали, как формируются грузы. Стоит машина, упаковывается комплект. Менеджер взял предмет из другой коллекции и переложил туда. Тут же закричала сирена, выбежал человек, все выключилось. Не думаю, что возможно такое, чтобы заказчику прислали некомплект. Более того, все детали, от ножки до шкафа, остаются в резерве. Если с вашей мебелью что-то случится, то в течение 15 лет с момента покупки гарантируется возможность дозаказа комплектующих – даже если сама модель уже снята с производства.

– Какие впечатления остались о местности, где вы жили, и о поездке в целом?

– Я в восторге и от самой фабрики, и от района Гермесхайм, где расположен завод. Мы жили в великолепном месте рядом с парком. Всюду озеленение и чистота, архитектура довольно консервативная. В парке живут зайцы, в пруду, как положено, плавают утки. Имей я много денег, я бы вывезла туда весь город Омск. Заодно показала бы, что в Германии нет заборов – только живые изгороди. Я благодарна, что мне удалось посетить два музея. Первый – Вестфалийский музей культуры и истории искусства в Мюнстере – просто фантастический – где представлено искусство с 14 века по наши дни, в том числе работы знаменитых современных художников. Но самое важное, что в Кельне мы сходили в Музей прикладного искусства. Жаль, что у нас оставался всего час. Студентам-дизайнерам я бы посоветовала провести там несколько дней, а вузам – включить его посещение в учебную программу. Мы увидели мебель, посуду и предметы интерьера всех стилей начиная с конца 19 века и смогли понять, ощутить, как люди поколение за поколением совершенствовали форму и качество своих изделий и как пришли к тому, что мы имеем сейчас.

«Заслуженный архитектор России рекомендует салон «Монблан» и фабрику «Nolte».

Мишина Анна